Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:40 

Abbi pazienza
Одна из вещей, которые я не понимаю и, вероятно, никогда не пойму- это культ так называемой "женщины-загадки", придуманный, видимо, самими же женщинами. Конечно, в любой женщине должна быть загадка, без этого она не женщина, но когда весь человек состоит из заламывания рук, моноспектаклей а-ля "я вся такая внезапная", а за этим скрывается пустота,- это страшно. А мужчины- в том числе и неглупые- ведутся, все как один.
Возможно, не мне об этом рассуждать- я выродок в своей семье и во всем женском обществе. Я не умею смирно сидеть, томно поджав губки, когда хочется кинуться ему на шею и расцеловать. Я проста как валенок, со мной становится скучно до того, как я успеваю вывернуть напоказ весь свой внутренний мир. Глупо. Но по-другому я не умею.
Порицайте меня, я не умею серьезно играть "роковую женщину". Более того, меня смешат те, кто умеет это делать, и пугают те, кто им верит.

21:43 

Abbi pazienza
Приходи ко мне в гости, любимый человек. Я со смехом стяну с тебя куртку и выдам смешные лохматые тапки. Ты будешь сидеть за столом и смотреть, как я мечусь по кухне в поисках кофейника. Я сварю тебе кофе, какого ты еще никогда не пил, в нем будет горечь моих бессонных ночей, моя страсть, моя ревность- и любовь, много любви, обжигающей гортань и идущей прямо к сердцу. Я знаю, за окном будет проливной дождь, а я зажгу свечу, и мы будем говорить о глупостях и смотреть в окно. И время будет бежать лишь для нас, в чашках будет остывать кофе, а за окном будет темнеть и светлеть небо. Целый мир будет для нас, обещаю.
Только ты приходи.

18:49 

Abbi pazienza
У нее сегодня день рождения. Ей невероятно идет это белое платье, ее поздравляют и ей говорят комплименты. Кажется, она счастлива.
Он, тонконогий, серый- журавль журавлем- все время трется рядом, громко разговаривает и так нарочито избегает ее взгляда, что становится смешно.
Вот дурак.
Господи, пусть она будет счастлива. Не дай ему все испортить, пожалуйста. Сегодня ее день, пусть ее ничего не тревожит. Она этого заслужила, уж мы-то знаем, правда?

01:14 

Abbi pazienza
Ох, как же меня бесит вся эта активистская тусовка.
Да, я несознательная, асоциальная и абсолютно бесполезная ячейка общества. Я считаю, что запрет однополых браков в России- результат не древних нравственных устоев, а национального русского ханжества. И жлобства- "не положено, вот и нехер тут". Я при этом не считаю нужным ставить свою подпись под бумажками "в защиту детей младшего школьного возраста от принудительного полового воспитания", потому что защитников детишек и без меня найдется предостаточно. Такая вот я вся политически внезапная.
А впрочем, глупости все это. И активисты, и детишки, и однополые пары здесь абсолютно не при чем. Этот пышный букет шпилек и подколок для тебя, Коленька, в знак моей искренней и необъятной ненависти.

15:24 

Abbi pazienza
Вспомнился вдруг смешной и абсурдный эпизод из моей жизни.
В третьем классе на уроках музыки с нами разучивали песню примерно с такими словами: "Ровесник мой, нам мало лет и мало нами пройдено, но ничего на свете нет дороже нам, чем Родина". "Ровесникам", на минуточку, по 8-9 лет, для них слово "патриотизм"- это все еще страшное ругательство или название редкого заболевания. Лично в моем маленьком сердце эта песня отклика не находила, я пела ее просто как заученный бессмысленный набор слов- чего ожидать от моих одноклассников, большинство из которых были не в состоянии свою фамилию написать без ошибок.
Впрочем, этот эпизод перекликался со многими моментами жизни нашей школы- вспомнить только понедельники, когда до начала уроков нас сгоняли на общешкольную линейку и заставляли слушать гимн России. Хрипящий древний магнитофон, сопящие с двух сторон невыспавшиеся одноклассники, учителя, принявшие одухотворенный вид и бодро подпевающие записи, подхалимски поглядывая на директрису,- все это вместо чувства гордости за Отечество внушало ненависть и к нему, и к гимну, и к проклятой школе, и к директрисе, и ко всей ее свите.
Вся моя жизнь с 3 по 9 класс включительно напоминала затянувшийся артхаусный фильм. Уродливый тусклый мир, пропахший хлоркой и вареной капустой, мир, в котором дети разочаровываются слишком рано, когда понимают, что "вторая мама"- просто слабая и глупая клуша, "мудрые наставники" выслуживаются перед директрисой, а сама директриса- жирная белобрысая курица, до того алчная и бессердечная, что готова травить двух пятиклашек только за то, что они учатся бесплатно. Где сильных и умных учителей увольняют за то, что они сильные и умные, а учеников, ушедших в другие школы, запрещают пускать повидаться с одноклассниками.
Странно осознавать все это, когда тебе 11 лет, тебя изводят одноклассники, а все, чем тебе может помочь родная мама- это вздохнуть и сказать "Терпи, Санчик".

11:02 

Abbi pazienza
И пусть меня обнимает своими рыжими веснушчатыми лапами бескрайнее московское лето. Пусть внутри еще кипит тоскливая болотная горечь- пусть!- начнется новая глава, светлее и прекраснее. Я врастаю в эту жизнь, как свергнутый каменный колосс, порастающий мхом и оплетаемый зеленой лаской живой земли. Я хочу шляться по улицам и читать стихи древним памятникам, хочу хоть на пару дней забыть обо всем у утонуть в зеленом урагане московских парков, хочу, чтобы меня перестали узнавать. Я люблю тебя, дикое душное лето. Ты подаришь мне новую любовь и новое разочарование, только я об этом пока не знаю. Пока я просыпаюсь, раздвигаю шторы, и на пол падают зелено-золотые брызги солнечного утра.

18:33 

Abbi pazienza
Гармония, счастье, покой- не мои слова.
Мне плохо.
Меня просто тошнит и выворачивает наизнанку от той тоски, которую я испытываю.
Я не знаю, чего я хочу.
Я самый несчастный человек на земле. А значит, жизнь продолжается.

12:36 

Abbi pazienza
И что я тут за сопли развела?
Ничего ж не изменилось.
Я все еще его люблю и верю, что, если бы он только впустил меня в свою жизнь, все бы получилось.
Да, такая вот я идиотка.
Так что нечего тут. Соберись, тряпка, у тебя сессия идет.

15:11 

Abbi pazienza
Мне снова тесно в этом доме, снова тошно смотреть на ровный ряд туфель и ботинок, говорящий о том, что все члены семьи дома; невыносимо видеть стоящую на плите кастрюлю с ужином. Этот уютный пыльный быт давит на меня со всех сторон, и даже в пустой комнате я чувствую живое дыхание слева и справа.
Мне хочется сбежать как можно дальше, туда, где мне не придется распевать песни, чтобы никто не услышал, как я плачу; где можно спокойно подумать обо всем, что произошло, не рискуя услышать глупый вопрос "О чем задумалась?". Туда, где мне не надо заботиться о том, чтобы никто, не дай Бог, не начал за меня переживать.
Ну и проблему ты мне подогнал, сволочь бородатая.

15:45 

Abbi pazienza
Здравствуй, Человек, у которого нет сердца.
Давай просто поговорим.
Какие у тебя холодные глаза. Никогда раньше не замечала, сколько в них льда. Но знаешь, хватило бы самой капельки моей любви, чтобы растопить их. Если бы я могла отдать тебе хотя бы часть той живой огненной силы, которая живет во мне, ты бы выдержал? Просто представь: ни сна, ни покоя, ни равнодушия. Везде- ты, весь мир- в тебе, и ничего, кроме тебя. И все, что у меня есть, я вся - твоя. Просто протяни руку и возьми.
Но к чему тебе я, Человек, у которого нет сердца?
Не молчи, не отводи глаза. Не делай вид, что тебе меня жаль. Я знаю, тебе все равно, но просто подумай, сколько раз я ломала себя, свое естество, сколько раз находила в себе смелость, чтобы сказать: посмотри, я здесь и я люблю тебя!
Только что это значит для того, кто глух к чужим страданиям?
Постарался простить мне эту честность, Человек. Я все равно люблю тебя и благодарю за то, что ты есть. Мучай, терзай меня, разрывай меня на части своим равнодушием- я все равно буду поднимать глаза, полные слез, улыбаться и шепотом повторять: спасибо.

19:24 

Abbi pazienza
Я не хочу ничего решать.

23:28 

Abbi pazienza
А знаете, о чем я думаю?
Завтра, когда я проснусь, будет уже светить солнце, и вся моя комната будет пронизана зелено-золотыми нитями. Я буду пить кофе и обновлять его блог. Потом пойду к метро, в ушах будет музыка, на улице- ни души. И тихое, еще не удушливое, солнце.
Ничего не меняется. И год назад было так же. И два года назад. Разные имена в сердце, разная музыка в ушах. Но то же солнце греет затылок и те же старые кроссовки на ногах. И то же искристое счастье вокруг и внутри, в каждой пылинке.

23:50 

Abbi pazienza
Я возвращаюсь в родное и знакомое, в тревожное, трепетное и живое, в нежное и грустное, в любимое.
Я возвращаюсь в город, который уже не кажется мне таким тесным.
Возвращаюсь к заботам, бессонным ночам и валерьянке.
К любимым людям.
К любимому человеку.
Ждите меня.

23:00 

Abbi pazienza
Самолет Москва-Венеция вылетает из аэропорта Шереметьево в 11.00.
Когда солнце будет в зените, я уже буду бродить по городу, о котором мечтала, наверное, с тех времен, когда научилась читать и знала хоть что-то об Италии.
И никогда мне не было так тревожно отрывать себя от Москвы.
Прости, любимый город, за это маленькое предательство. Прости, университет, простите, любимые девочки. Прости, Сопранчик. Лешка, прости...
Ведь с тех пор, как я поняла, насколько ты мне дорог, нас впервые будет разделять такое чудовищное расстояние.
И в веселой Венеции, и в древней Праге, и в нежном Париже- везде, везде со мной будет дыхание Москвы, с ее ночными заморозками, старыми двориками и шумными улицами. С мной будет город, подаривший мне чудо чистой абсолютной любви. Со мной будет моя жизнь.

23:56 

Abbi pazienza
Все-таки имя человека- это не просто сочетание звуков или букв.
Это код, это ключ к жизни человека. Это правила игры, по которым он играет.
И когда ты называешь человеку свое имя и когда он потом начинает его повторять- он как будто принимает твои условия игры, вступает в нее на равных.
Я читаю "Автор рисунков Саша Левина". Не Александра- Саша. Ну что ж, хватит прятаться за глупыми прозвищами. Теперь ты знаешь, кто я.
Теперь ты в игре.

23:39 

Abbi pazienza
* * *
Большеглазый. Тихий. Упрямый.
- Что ты опять притащил?!
Молча вынул из-за пазухи мышонка.
- Он в ручье тонул. Ну и вот...
- Ты посмотри, на кого ты похож! Рубашку порвал, негодник! И в таком виде ты решил явиться в математический класс?
- Для моего дела не нужна математика.
- Не дерзи мне, мальчишка! Что ты удумал?
Поднял глаза. Серые, ласковые, лучистые от белых ресниц.
- Я людей спасать буду.

* * *
- И что?
- Что... Как видишь, здесь гнию. Не взяли меня в спасатели, говорят- на кой черт нам хромоногие...
- Ну и ладно, здесь тоже непыльно.
- При чем тут это? Дело в принципе.
- Ну ладно, разливай, тост созрел.
Не успели поднять стаканы с "огненной водой", как в будку ворвался капитан.
- Аааатставить! Что тут у вас?
Черт.
- Спиртик, спиртик... Конфискуется!
- Ну господииин капитан...
- Не обсуждается! По Уставу вам бы еще три наряда влепить, да я добрый сегодня! Вольно.
Хлопнула дверь. Айсберг заворчал:
- Вот урод... Сам же знает, холодно! Заладил- Устав, Устав...
- Рядовой Гриндберг, я все слышал!- послышалось из-за двери.
Черт.
Айсберг, Айсберг... Борис Гриндберг по паспорту, Айсберг по сущности. Бледный до синевы, с белыми волосами и розоватыми глазами- альбинос... Всем чужой, озлобленный на целый мир. Только с нами и общается- со мной и Марком. Мы здесь втроем на границе служим. Марк- маленький, плечистый, кудрявый, всегда веселый, и, кажется, я ни разу не видел его трезвым. По крайней мере, он всегда казался мне подвыпившим. Ну, и я... Если честно, изменился-то я мало с детства. Если только внешне. Вырос, страшный стал- жуть. Хромать стал, глаз чуть не выковырял, когда подростком был (до сих пор шрам видно). А зовут меня, кстати, Светозар Синицын. Нас трое и капитан (за глаза его Рыбой зовем), глуповатый, но вообще-то незлой. Так и сидим на этой дурацкой границе... Непонятно, что мы тут делаем- кому мы тут нужны? Границу- то нарушать некому...
Марк пнул ящик, на котором только что сидел.
- Вот и сиди тут теперь- без спирта, без жратвы... А что тут?
С ящика слетела крышка. Бутылки...
Айсберг взял одну и подбросил на руке.
- Техничка... Сода есть?
- На складе вроде валялась.
Марк убежал и тут же вернулся с помятой картонной коробкой.
Говорят, если технический спирт засыпать содой и настоять на холоде, а потом хорошенько процедить и разбавить, то получится вполне сносная "огненная вода". Не знаю, насколько это правда, но, по крайней мере, от этой бурды еще никто не умирал. Видимо, я буду первым (дрянь несусветная, только что печень потом не выплевываешь).
Марк достал трехлитровую банку и засыпал туда соду. Вливая техничку, хихикнул:
- Господа, завтра у нас будет, так сказать, чем погреть внутренности! А сегодня, увы...
- Иди в караул, болтун, - устало ответил Айсберг и полез на свою койку, подвешенную под самым потолком.
Марк прихватил банку с желтоватой мутной жидкостью и подмигнул мне:
- Ну, я пошел оберегать драгоценный напиток. Да и Родину поохраняю заодно...
Я кивнул и полез на свою койку- тоже высокую, но с другой стороны от входа. Пока влезал, больная нога соскользнула, и я с размаху шлепнулся спиной на бетонный пол.
Черт.
- Осторожнее,- бормотнул Айсберг со своей койки, даже не посмотрев, что произошло.
- Постараюсь.
Я влез-таки на свою полку. У меня было козырное место- прямо под слуховым окошком. Иногда (редко-редко, чаще в августе) через него видно звезды. Ну, как звезды- одна, если повезет, две. Я уже слабо помню, что такое настоящее звездное небо- когда было извержение Йеллустона, мне было девять лет. Тогда все небо заволокло пеплом, и два года мы даже солнца не видели. Теперь уже лучше, глядишь, лет через пять и совсем распогодится.
Я дотянулся рукой и открыл окно. Потянуло прохладным майским ветерком, послышалось ласковое шуршание листвы. Потом- тихое бормотание и топот Марка (Родину он охранял прямо под моим окном, а слышимость тут прекрасная). Пастораль. Я уже хотел повернуться к Айсбергу и сказать что-то, но услышал мерное дыхание- уснул. Мне вдруг стало ужасно одиноко, будто я один в целом мире. Глупость полнейшая- у меня ведь и жена есть, и сын пятилетний... Друзья вот, в конце концов (хотя сомневаюсь, что мы бы так сдружились, если бы не были вместе заперты на этой про клятой базе)...
- Смирррна!
Я аж подскочил. Это Рыба пришел проверить, как Марк несет караул.
- Стоишь?
- Стою, господин капитан, - послышался сонный голос Марка.
- Ну стой, стой... А это что?
- Банка, господин капитан.
- Понятно, что банка, а в ней-то что?
- Дак это... Не знаю. Помои, наверно.
- Сдается мне, рядовой, что там спирт.
- Господин капитан, да как же...
- Тогда вылей, нечего тару занимать.
Я явственно слышал стон и скрежет зубов Марка, но, видимо, техничку он все-таки вылил, так как дальше голос Рыбы звучал довольно:
- То-то же. Давай, боец, служи дальше.
Шаги. Потом шепот Марка.
- Вот и на крылся спиртик... Слышишь?
- Слышу.
- Ну вот как так?
- Ничего, выживем, - ответил я и опять повернулся к Айсбергу. Тот спал- хоть бы хны! Ни шум, ни голоса его не разбудили.
"Пора последовать его примеру,"- решил я и подвернул руку под голову. Сизое небо в окошке загораживала березовая ветка, мерно качавшаяся от легкого ветерка. Ее листья трепетали и серебрились от света единственного сносно работающего на базе фонаря- иногда казалось, что это светит луна. Когда видишь что-то настолько умиротворяющее, не хочется (да и не получается) верить в то, что где-то война, голод, смерть... Нет...

21:56 

Abbi pazienza
Неужели не прошло и 12 часов?
А я как будто умерла и снова воскресла
Это унылое утро, тяжелая голова, потом- растерянность, обида, полузнакомое детское чувство, что тебя предали.
Потом- жгучая отвратительная злоба, слепящая ненависть, подкатывающая к горлу, как тошнота, застилающая взгляд, кружащая голову так, что тяжело стоять...
Потом- грустно и спокойно. Надо ждать, время покажет, кто был прав, а кто нет.
А потом сквозь прорехи в этом спокойствии начала продираться противная мстительность.
А сейчас я готова взлететь, но вместо этого просто лежу на кровати и хохочу как сумасшедшая. И люблю, люблю так отчаянно, так безумно, как не любила еще, наверное, никого.

17:17 

Abbi pazienza
Дождь! И запахло летней сырой свежестью, и задышалось так легко и радостно, и лицо закололи первые, но уже совсем летние дождинки. Господи, спасибо за этот дождь. Пусть он смоет все, что так тяжело висит на душе, пусть останется только любовь и свобода. Дождь, чудесный дождь! Как я люблю твой жестяной грохот по моему карнизу, как люблю распахивать настежь окно, чтобы резкие порывы ветра колыхали шторы и теребили страницы раскрытых на столе книг. Как люблю низкое серое небо, люблю этот неповторимый свежий шум, этот запах, это необъяснимое чувство восторга! Как я люблю смотреть, как после дождя солнце вспарывает небо своими лучами, как снова начинают петь птицы и как легко становится на душе... Дождь, я скучала.

22:00 

Я убийца

Abbi pazienza
Вспомнила странный случай.
Примерно год-полтора назад, когда я писала книгу, отрывок из которой выложила вчера, я очень бурно переживала жизнь своих героев. И когда я писала сцену казни Нормана, я думала, что сойду с ума. Была поздняя ночь, около трех-четырех часов, я сидела на кухне, закрыв лицо руками. Передо мной на столе лежал блокнот, открытый на финальной фразе.
"Норман умер. Но в широко распахнутых глазах еще догорало яростное голубое пламя, а на губах играла страшная лихорадочная улыбка."
На кухню зашла мама, спросила, почему я еще не в кровати и не вижу десятый сон, начала привычно ворчать, что я совсем разболталась, перестала учиться, витаю в облаках и так далее...
Я подняла глаза - помню, что видела все как свозь желтый едкий туман- и сказала совсем не своим, безжизненным, тусклым голосом:
- Мам, не сейчас. Я только что убила человека. Оставь меня.

00:52 

Abbi pazienza
Норман сел поближе к магнитофону, стараясь уловить красоту в загадочных звуках. Как будто это, то, что Ярик и Ника называют музыкой, дергает тревожную жилу где-то внутри. Как будто пугающие звуки были ему знакомы...
Ярик вдруг остановил запись. Норман встряхнул головой, приходя в себя.
-Не понимаю, - глухо пробормотал он, опустив голову.
-Что не понимаешь?- шепнула Ника.
-Не понимаю, как можно это любить.
Ярик резко повернул голову к Норману и зло прищурился.
-Не знаешь, как любить можно? А что ты скажешь, когда музыка сама войдет в тебя, без твоего ведома? Прячься, скрывайся, затыкай уши- все равно найдет, и тогда не жди пощады. Что ты скажешь,- продолжал он страшным шепотом, подходя к офицеру,- что ты скажешь, когда музыка войдет в тебя через глотку, через ноздри, через кожу- войдет и вырвет с потрохами твое гнилое сердце! Кто хоть раз чувствовал это- тот уже никогда не забудет, как музыка впервые побежала по его венам... Можешь ли ты знать, каково это- когда все, что в тебе есть, все, что прячется за оболочкой,- все заменила эта чертова музыка, будь она трижды проклята!
-Это уж точно навсегда,- вдруг тихо, но уверенно подхватила Ника,- Она потом не отстанет. Это как проклятье. Один раз услышал, один раз почувствовал- и больше никогда не забудешь. И будешь ее искать везде, в голосах, в шуме дождя, в пении птиц. Во сне... Она такая, эта музыка. Своих людей она не отпускает. Никогда.

Москвариум

главная